Перейти…

ТРИЗ Саратов

Теория, практика, игры

RSS Feed

18.12.2017

Прибыль от фасилитации


Прибыль от фасилитации

 

С чего начинается бизнес? С мысли о легких деньгах. Потом легкие деньги тяжелеют расходами. Мысли бизнесмена со временем впитывают в себя больше проблем, которые кажутся уже неразрешимыми.

 

 В 1902 году турецкий армянин, инженер, сделал предложение английским банкирам о создании нефтяной компании. В то время рынок нефти только зарождался, и банки охотно вложились в это предприятие. Также в дело вошли влиятельные лица Великобритании. Хотелось бы заметить, что во Франции турецкого армянина обсмеяли, объяснив, что нефть никому не нужна, и от угля больше проку.

Время шло, и наука предлагала рынку новые потребности в продуктах, изготовленных из нефти, а компания турецкого армянина росла как на дрожжах. Как Вы понимаете, судьба турецкого армянина, совладельца нефтяной компании, оказалась  в руках влиятельных лиц Великобритании.

 

Страх

Турецкий армянин, которого звали Калустий, испугался за жизнь. Страх  направляет человека в бизнес, пугая нищетой, и он же заставляет задуматься о правильности выбранного пути.

Калустий понимал, что ему, владельцу сорокапроцентного пакета акций компании,  дорога к прибыли будет закрыта. Слишком уж большие деньги обещал нефтяной рынок, слишком уж маленькое влияние имел турецкий инженер в той среде, где он построил бизнес.

Прибыль, как разница между доходом и расходом, в сознании Калустия всегда была ориентиром на жизненном пути. Но мысли о том, что доходы от владения акциями будут через несколько лет огромными, а расходом может стать его собственная жизнь, погрузила восточного инженера в мрачные размышления.

 

Фасилитатор

В то же время на берегах Темзы, чуть в стороне от улицы Бейкер-стрит,  расположился офис малоизвестного решателя проблем.

Методы решения проблем ему передали мастера тайного  общества изобретателей. Он не был членом силовых структур, не состоял во влиятельных связях с Британской Короной. Работал он по такому методу, что к его услугам обращался даже сыщик Шерлок Холмс.

Этот человек предлагал одну услугу – фасилитацию.  Людям о себе рассказывал, что он проводит клиента от расплывчатой изобретательской ситуации к четко построенной и предельно простой схеме (модели) задачи, а потом сопровождает в его самостоятельном решении по предложенным программам. По сути, эти программы истребляют проблемы человека через ясное пошаговое переформулирование задачи. Звучит не очень профессионально с точки зрения досужих обывателей. В отличие от Шерлока Холмса, фасилитатор помогал клиенту самостоятельно думать, но при этом снабжал  своими тайными изобретательскими методами мышления.

Консультантов  в городе много. А работа фасилитатора отличается использованием методов изобретательской науки. Он не опирается на личный опыт в конкретной области, который быстро устаревает. Главное отличие этого фасилитатора было в том, что он вёл клиента по разработанной для этих целей программе, как проводник ведёт сквозь дебри запутанной информации, накопленных стереотипов мышления, и организовывает при необходимости команду клиента в творческие рабочие группы для коллективного поиска идеи решения проблемы или прогнозирования будущего.

Слух о его нестандартном подходе к решению проблем быстро распространился по Лондону. Ветреная и дождливая погода неприметного европейского городка заставляла лондонцев собираться в английские клубы, в один из которых входил Калустий, несмотря на восточное происхождение.

Там же Калустий и фасилитатор, которого, к слову, звали Генри, познакомились за чашкой английского чая.

 

Тайное общество изобретателей

—     Вы мистик?

—      Ни в коем случае, — улыбнулся Генри,  – я даже не инженер.

—      Любая достаточно развитая технология неотличима от магии, – задумчиво сказал Калустий.

—      Что с Вашим настроением, сэр?

Нефтяник нахмурился, и неохотно рассказал собеседнику  о своей проблеме.  Он много вложил в своё дело. Профессия инженера дала ему большие деньги. Он первый увидел перспективы нефти в мировом масштабе. Мечты о богатстве рисовали радужные картины в воображении. И вдруг пришло осознание, что его могут так просто убить. Эта мысль не давала покоя Калустию несколько месяцев, и он вконец устал. Опустошен.

—      Ваши партнеры понимают перспективы компании?

—      Пока ещё нет.

—      То есть Вы переживаете заранее?

—      Вы намекаете, что мне нужно к психологу?

—      Нет. Я предлагаю услуги фасилитатора.

—      Магию? – повеселел турецкий инженер.

—      Технологию, – с улыбкой поправил Генри.

—      Сознайтесь, почему люди причисляют Вас к тайному обществу изобретателей?

—      Когда-то и пароход Фултона считался магией, — Генри показал на стену с рисунком первых пароходов, – кому в то время могло прийти в голову, что парусники уйдут в прошлое? Просто я из тех людей, кто увидел пользу в науке изобретать, в её невероятных возможностях для человечества. Скоро Вы сами в этом убедитесь.

Калустий недоверчиво поднял брови, однако пообещал прийти вовремя в офис Генри. Всё равно проблема нерешаемая. Какая разница. Единственное, что его смущало, так это уверенность Генри в решении этой проблемы. Такую уверенность имеют или сумасшедшие, или гении. Говорят, что разницы между теми и теми нет.

 

Диагностика

—        Опишите ситуацию простыми словами без специальных терминов, — попросил Генри Калустия.

—        Я владею 40% акций нефтяной компании. Влиятельным партнерам принадлежит 60% акций.  Знаю, что скоро будет нефтяной бум, и партнеры захотят избавиться от меня.

—        Какова главная цель, ради которой Вы стали акционером компании?

—        Я планирую получать сверхдоходы в результате деятельности компании.

Собеседники остановились на терминах. Проверили, можно ли  узкоспециализированные слова поменять на простые слова, чтобы снять психологическую инерцию:

—        Понятен ли термин “акция” неспециалисту?

—        Акция – это право на получение доли от прибыли компании. Можно заменить словом  – доля, часть. 40% акций – это 40% права на деньги компании. То есть я буду получать сорок процентов денег, а партнеры шестьдесят процентов денег. Если объяснять по простому, – сказал Калустий.

—        Есть ли еще преимущества владения долями?

—        Да. Я участвую в руководстве предприятием.

—        Хорошо, –  Генри открыл книгу на столе, —  система предназначена для получения сверхдоходов Калустием.

—        Система?

—       Вы создали систему для получения денег. Это её предназначение. Инструмент для обогащения.

—        Так и есть. Только  теперь она создаёт угрозу жизни.

—        Ни одна система не идеальна. Тем более социальная система. Внутри каждой проблемы есть неразрешенное противоречие.  Оно Вас и беспокоит, – разъяснил  Генри, – Вы предъявили системе новые требования, чтобы система, кроме обеспечения деньгами, была еще и безопасной. А так как её создавали без учета этого требования, то она не может выполнить требование Вашей безопасности. Возникло противоречие.

—        Вы хотите сказать, что решить задачу нельзя? Ведь противоречие – это логическая ошибка.

—        Только не в изобретательской науке. В формальной логике да — противоречие есть ошибка. А для изобретателей противоречие — указатель на возможность развития системы. Разрешим противоречие – решим задачу.

Генри рассказал собеседнику о противоречиях. Системы разиваются, потому противоречия неизбежны.  Противоречия возникают как раз по причине развития системы, что приводит к улучшению одних параметров системы и ухудшению других параметров. В природе, конечно же, нет противоречий, и их нет в технике. Противоречие – это то, что по нашему мнению не согласовано в системе, но понять, где не согласовано, не можем. В этой точке и начинается работа фасилитатора по технологии изобретательской науки – помощь в обнаружении и разрешении противоречий.

—        Вы описали нежелательный эффект, связанный с долей в компании.

—        Да, этот нежелательный эффект крайне плохой – меня могут убить, судя по всему, – посмотрел в потолок Калустий.

—        Давайте определим подсистемы. То, что включается в систему получения денег.

Собеседники записали: в систему включаются сам Калустий, партнеры, доля 40% (принадлежит Калустию), доля 60% (принадлежит партнерам), компания, законодательство Великобритании.

Генри, как фасилитатор, владеющий методом решения творческих задач, вёл клиента по программе, которая создана в обществе решателей изобретательских задач. Эта программа, алгоритм, сама ведёт решателя к решению через переформулирование задачи.

Наука, включающая диалектическую логику, инструменты борьбы со стереотипами (инерцией мышления), методы развития воображения для преодоления трудностей в принятии диких идей.

Пять лет назад Генри освоил эту науку, и уже сделал  в ней собственные открытия. Наука изобретать создавалась как раз для решения тупиковых, трудных задач, которые профессионалы не решат по одной причине – мешает инерция мышления (профессиональные стереотипы). При освоении этой науки изобретателем станет каждый. Это будет полезно как раз профессионалам, чтобы постоянно развивать профессиональные навыки.

—        Итак, задача понятна. Нужно, чтобы система приносила ожидаемые деньги, и не угрожала  жизни в будущем, – заключил фасилитатор, – готовы ли  оплатить мои услуги? Стоимость составляет 10%  от выгоды, которую получите.

—        Конечно, это справедливо! – согласился Калустий.

Собеседники заключили договор фасилитации по решению задачи нефтяника.

—        Вы уверены, что решить эту проблему возможно без использования противозаконных методов?

—        Против закона – это не решение. Идеальное решение законно. Не навреди – это не только принцип Гиппократа, но и главный принцип  получения идеи решения проблемы в нашей изобретательской науке.

Поговорив еще о погоде, о делах в стране и мире, Генри и Калустий разошлись до следующей встречи.

 

Противоречие

Вторая рабочая встреча в офисе фасилитатора началась с постановки задачи построением текущих представлений о проблеме (поверхностных противоречий):

—        Во-первых, если у Калустия 40% долей компании, то он получает сверхдоходы компании, но это опасно для его жизни.

Во-вторых, если у Калустия не 40% долей Компании, то это не опасно для его жизни, но он не получает сверхдоходы Компании.

—        Странные формулировки. Откуда взялось “во-вторых”? – спросил нефтяник, – Вы намекаете, что у меня должно быть не 40% акций в компании, чтобы сохранить жизнь в будущем?

—        Вторая формулировка инверсная, записывается как отрицание первой. Это нужно для получения дополнительных требований системе. Мы рассматриваем альтернативный вариант исходной проблемы. Он даёт второй путь решения задачи – изменить систему коренным образом, в отличие от первого варианта, когда система остаётся прежней, а недостаток устраняется.

—        Понятно. Борьба с шаблонами. Второй вариант указывает на второй путь, о котором изначально не думали, – включился в ход решения Калустий.

Нефтянику  стало интересно. Куда приведет фасилитатор? Была мысль отказаться от долей в компании, но страх потерять сверхдоходы удерживал от продажи акций.

—        Доли должны быть, чтобы получать  сверхдоходы, и долей не должно быть, чтобы сохранить  жизнь, – вслух подумал Калустий, — быть или не быть.

—        Вы зашли вперед, и сформулировали системное противоречие. Это нормально, так как идеи в ходе решения будут возникать постоянно. Наша задача записывать все мысли, чтобы потом собрать единую концепцию решения, – одобрительно произнес Генри:

– Следующим шагом будет формулирование мини-задачи. То есть, взят курс на строгие ограничения, чтобы получить результат “без ничего” и отрезать путь к компромиссам. Для этого вводятся требования: “Необходимо при минимальных изменениях в системе получать сверхдоходы компании и это не опасно для жизни”.

—        По-Вашему компромисс – плохо? – спросил Калустий.

—        Не плохо, а ужасно, – твердо произнес Генри, —  компромисс ведет к тому, что люди уступают обстоятельствам, в итоге задача решается плохо. Потом такое решение всё равно нужно будет перерешивать, или терпеть недостатки компромиссного решения. Например, Вы согласитесь на чуть-чуть денег и чуть-чуть жизни?

—        Нет, такой компромисс меня не устраивает, – кивнул Калустий.

—        по методу изобретательского мышления очень требовательная к формулировкам. Тут нельзя соглашаться на компромисс, иначе пользы никто не получит, а все получат чуть-чуть, и в будущем это приведет к конфликтам.

—        Теперь выделим и запишем конфликтующую пару.

—        Я и партнеры по бизнесу, – быстро ответил Калустий.

—        Давайте подойдем к этому научно. Нам известна цель – получать сверхдоходы компании. Но что для этого нужно изменить?

—        Компанию?

—        В начале этой встречи мы формулировали техническое противоречие, поверхностное, где при улучшении одного параметра системы, ухудшается другой параметр системы. Какой элемент системы нужно изменять, чтобы получать сверхдоходы? – спросил Генри.

—        Не совсем понимаю, что же здесь система?

—        Минимальной системой является изделие, которое изменяют для достижения цели, и инструмент, которым изменяют  изделие. Такое взаимодействие называют функцией, а также системой.

—        Может нужно изменить компанию?

—        Ответьте на следующий вопрос: что нужно убрать из системы, чтобы задача потеряла смысл?

—        Компанию, доли, партнеров, меня… Задача потеряет смысл, если меня в системе не будет. Ведь система создана для получения денег мной!

—        Действительно, изделием в системе являетесь Вы. Пусть такие термины Вас не беспокоят, они сложились исторически. Можно заменять на другие, но смысла в этом особого нет. Люди уже несколько сотен лет живут в механистическом понимании мира, так пусть так и будет, если это не мешает, – что-то записывая произнес Генри, – “Изделие – Калустий”.

—        Тогда инструментом будут доли в компании?

—        Пока логика складывается. Доли в компании меняют Вас – делают богаче.

—        Интересно у Вас тут, – засмеялся Калустий, – может и Чеширский Кот появится?

—        А как же! – в ответ засмеялся Генри, — его улыбка уже есть. Ведь мы получили формулировку, в которой польза есть, а ничего другого нет. Чем не улыбка Чеширского Кота?

—        Да уж. Если бы не проблема, просто так бы я вряд ли к Вам обратился. Слишком всё странно, как у Алисы в Зазеркалье, – сообщил Калустий.

—        Я дал обещание, что выведу Вас к решению. Доверьтесь. К этим формулировкам нужно привыкнуть. Они всего лишь отсекают нас от слабых идей, чтобы мы шли верной дорогой.

—        Хорошо. Я не против, – с улыбкой произнес Калустий. Хотя в глазах еще читалось недоверие.

—        Кстати, — облокотившись на стол произнес Калустий, — почему конфликтующая пара я и доли. Это же то, что мне приносит пользу. В чем конфликт?

—        Конфликт в ресурсе, скрытом в системе. Ваши доли — ресурс не только для Вас. Это потенциальный ресурс для Ваших партнеров. Ваш ресурс, Вам же создает угрозу. Все вредные системы, которыми изобретатели называют то, что наносит вред или создаёт затраты, существуют на тех же ресурсах, которые используют полезные системы.

—        Да, интересно. И как же быть?

—        Программа фасилитации ведет решателя к тому, чтобы ресурс, на котором живет вредная система, был обращен в нашу пользу. Инструмент нужно будет изменить. То есть Ваши доли должны претерпеть изменения.

—        Я так и думал. Вы рекомендуете мне продать свои доли и убраться из  компании, разрушить свою мечту?

—        Нет. Нужно изменить инструмент, средство достижения цели,  так, чтобы польза осталась, а вред исчез. Изменяется средство,  а свойство остаётся.

—        Так-так. Уже интересно.

—        Перейдем на следующий шаг, – Генри нарисовал на доске, висящей на стене, графическую схему.

На графической схеме Генри отразил состояние Инструмента – доли 40% и не40%. Потом он стрелочками подрисовал, что хорошо, и что плохо.

—        Пока всё правильно. Идем верно. Техническое противоречие сходится с графической схемой. Выберем из двух схем конфликта один, отвечающий главной полезной функции – Калустий получает сверхдоходы.

—        И постоянно! – добавил Калустий.

—        Именно. Это важное дополнение. Сверхдоходы должны поступать от компании постоянно. Ведь нефтяная компания будет развиваться вместе с рынком, а значит, доходы компании будут только расти.

—        И какую схему выберем? Первую?

“Если у Калустия 40% долей компании, то он получает сверхдоходы компании, но это опасно для его жизни”.

—        Отдавая предпочтение одной из схем, мы в дальнейшем будем привязаны к свойству Инструмента. В данном случае, к 40% доли компании. “Вцепившись” в одно состояние инструмента, мы добьемся, чтобы при этом состоянии появилось положительное свойство, присущее другому состоянию — устранен вред ”опасность для жизни”.

—        Фуххх… тяжело. – пробормотал Калустий, — свойства, ресурсы, вредные системы. Хорошо, что я инженер, мне это ещё понятно, хотя странно, что Вы используете вроде бы технические термины в таком деле, как бизнес.

—        Ну, это не проблема. Всё что можно представить системой, поддается анализу в изобретательской науке.  Уверяю Вас, пройдет время, и люди будут воспринимать её как данность.

—        Поверю, – улыбнулся Калустий, — какой следующий шаг?

—        Очень важный. Усиление конфликта.

—        Куда ж еще усиливать!

—        До предела, — ответил Генри, — до 100%.

—        То есть мои доли должны быть равны 100%? Вы считаете, что мне нужно выкупить остальные 60%  у министров? Как Вы это себе представляете? – раздражённо произнес Калустий.

—        Мы моделируем. Здесь важно следовать шагам программы, и при этом принимать эти обостренные формулировки. Только так мы выйдем к сильному решению. Представьте, что нужно перейти пик горы, за которым будет оазис. А пока нужно к нему идти. Обострение как веревка нас вытягивает к самой вершине. Формулировка противоречия будет такая: “Если у Калустия будет 100% долей в компании, то он 100% получает сверхдоходы постоянно, но 100% он будет убит”.

—        Кто бы сомневался, – обреченно сказал нефтяник.

—        С этой формулировкой мы дальше будем работать. Это модель, абстракция, в которой правят бал свойства элементов системы. Они нам помогут найти идею в ворохе информации.

—        А всё равно отступать некуда. Сто, так сто, – пробурчал Калустий.

Однако было видно, что глаза его повеселели. Сто процентов больше, чем сорок, и опасность за жизнь ушла на время в сторону.

—        Введём икс-элемент, который должен сохранить Вам 100% прав на сверхдоходы, и устранить 100% Ваше убийство.

—        Прав? Уже интересно.

—        Модель условна. В ней искусственно выделена часть элементов системы. Икс – элемент – это ресурс, свойство, которое есть в системе, но мы его пока не знаем. Это свойство инструмента, которое Вас обогащает в компании, но это необязательно может быть владение долями. Свойство акций – право на получение денег. Мы вцепимся в этой свойство – юридическое право на деньги в компании.

—        Так-так… — Калустий встал, — знаете, у меня идея. Мне нужно проверить одну мысль. Он быстро собрался, попрощался, и ушел, пообещав прийти через несколько дней.

 

Идея

Этот восточный человек с лохматой бородой, неизменной толстой сигарой во рту и густыми бровями, придававшими сходство с фавном, вошел довольный в кабинет фасилитатора:

—        Доброе утро Генри!  Я дал задание специалисту проверить догадку.

Калустий рассказал, что с прошлой встречи уйти так стремительно заставила идея, поразившая его в ходе размышлений над задачей. Однако Генри он  пока не расскажет, так как переживает, что это собьёт фасилитатора с толку. Лучше пройти программу до конца. Тем более  специалист еще собирает информацию, и нужно удостоверится в работоспособности идеи, или найти идею лучше.

—        Озарения должны быть в ходе решения задачи. И, заметьте, это управляемые озарения!

—         Что ж, изобретательская программа работает, сэр Генри. Продолжим, – приготовился Калустий.

—        Инструмент в состоянии, благодаря которому он может изменять изделие. У Вас 40% акций, долей. Но верно ли мы определили состояние инструмента? Какова функция акций, что они делают?

—        Они дают право на получение денег в виде дивидендов.

—        Вот! Их главное свойство – юридическое право.

Временная творческая группа в лице Генри и Калустия сформулировала задачу так: “Если юридических прав у Калустия будет 100% на получение сверхдоходов компании, то он 100%  будет получать сверхдоходы компании, но 100% будет убит. Необходимо найти такое ресурсное свойство в системе, которое само обеспечит Калустия деньгами и само устранит его убийство”.

—        Нам нужно юридическое право, а не сами акции, – подтвердил Калустий.

—        Перейдем к шагу оперативной зоны и оперативного времени. То есть “где и когда” происходят конфликты между параметрами в системе.

—        Место конфликта – Англия, – сказал Калустий.

—        Если мы говорим о свойстве, таком как юридическое право, то это место будет юридическим документом. Ваши доли оформлены документально?

—        Конечно! Всё оформлено как положено, – поднял палец вверх восточный человек, — значит теперь мы будем рассматривать юридическую область?

—        Да, именно здесь и возникает конфликт. Не было бы документально оформленных долей, не было бы ничего.

—        Верно, – хитро улыбается нефтяник.

—        В середине нашей прошлой встречи Вы хотели бросить решение?

—        Как-то всё странно было. Вы пользуетесь непрофессиональной терминологией, строите логические схемы, сродни детским играм.

—       У новых идей, при решении задачи, еще нет терминов, чтобы их описать точно. Чтобы уйти от власти стереотипов, нужно построить логическую дорогу из слов, которые не привязаны к проблеме. Задача решается в абстракции, а потом уже воплощается в реальности. Однако же  Вы смогли преодолеть парадоксальные формулировки, и вышли на пик горы.

—      У меня сейчас ощущение, что я уже спускаюсь с горы налегке. Скажите Генри, все задачи решаются так быстро?

—        Не все. Мы сделали всего лишь несколько шагов. Ваша задача не сложная. Бывают задачи с высоким уровнем сложности. Чтобы решить такие задачи нужно пройти весь алгоритм до конца. А шагов всего пятьдесят.

—        Калустий, Вам не напоминает это криминалистику, работу сыщика?

—        Очень похоже.

—        Решение изобретательских задач близка по сути к работе сыщика, так как мы тоже ищем признаки, только не преступника, а вредной системы, которая мешает нам достичь целей. Чтобы улучшить систему, надо найти причину, порождающую нежелательные явления, и устранить их в модели задачи.

Творческая группа приступила к определению оперативного времени конфликта, и выяснила, что время конфликта – это будущее, через несколько лет. Двигатель внутреннего сгорания становится нормой и входит в общественную жизнь. Скоро потребуется много нефти! Время до конфликта – настоящее, когда у Калустия еще всё в порядке.

—        В одно время я — владелец юридических прав на деньги, а в другое время буду убит, – как будто не о себе, а  о ком то другом сказал Калустий.

—        Заменим слово «доля» на слово «документ». Документ должен давать Вам право на деньги, и документ должен устранить возможность Вашего убийства.

—        Документ делает бессмысленным моё убийство!

—        Документ должен быть акциями, чтобы давать право на получение сверхдоходов, и документ не должен быть акциями, чтобы не имело смысла Вас убивать. Это путь к решению. Мы нашли “дверь”.

—        Знаете Генри. Ведь я в прошлый раз ушел, чтобы найти своего юриста. Он, конечно, был недоволен, что я поздно вечером вырвал его из театра, где он отдыхал с супругой. Но большие деньги  за работу устранили недовольство моего доброго друга. И вот Вы подтвердили, что идея найдена. Сможете догадаться, что я нашел?

—        Теперь нетрудно. – улыбнулся Генри, — акции продаёте в обмен на другой документ. Это выводит Вас из борьбы за власть в компании, но сохраняет Ваше право на сверхдоходы. Этот же документ делает бессмысленным применение к Вам силы. Сколько процентов от прибыли Вы попросите взамен акций? Уверен, что процент смешной для других, Вы же всё рассчитали, и этот процент даст всё необходимое.

—        Генри, Вы – экстрасенс, маг, – засмеялся Калустий, – проникаете прямо в голову. Я продаю акции, чтобы обменять их на пятипроцентный доход от прибыли предприятия.

—        Гениальный ход. Сначала над Вами будут смеяться. Ведь что такое 5%? Но в итоге люди увидят, насколько это решение было мудрым. На Вашей стороне законы «старушки Англии». Здесь юридическому договору ничего не угрожает.

—        А всё Ваши магические логические формулировки!

—        Технология. Мы еще не завершили. Получили прекрасную идею решения. Нужно проверить её на вторичные задачи. Проведем диверсионный анализ. Как разрушить планы по этому решению?

Калустий и Генри выявили много вариантов того, что могло помешать планам Калустия. Они решили и вторичные задачи.

Теперь идея была готова к реализации.

—        Всего доброго, дорогой Генри. Теперь я уверен, что смогу чаще встречаться с Вами,  хотелось бы освоить эту технологию решения проблем. Интересный метод.

—        Я буду рад. Еще увидимся в клубе, сэр Калустий.

—        Да, ещё. Вознаграждение перечислено на Ваш счет, — сообщил нефтяник.

—        Благодарю!

 

Заключение

Калустий реализовал план. 5 процентов превратилось в манну небесную в виде пятидесяти миллионов фунтов, которые каждый год  падали ему с неба. Оставалось только их брать. Что он и делал. Калустий оставил после себя Фонд, который управлял 150 библиотеками в Португалии, художественным музеем во Франции, а также институты культуры, находящиеся в разных странах.  Инженер, турецкий армянин, миллиардер, по прозвищу “господин 5%”, который сначала во Франции, а потом в Великобритании, утверждал, что русская нефть из города Баку еще станет главным ресурсом, влияющим на мировую политику. Ему никто не верил, но он оказался прав, довел свои идеи до реального воплощения, а потом вышел с хорошим бонусом из игры, так как его целью была не власть, а деньги. Он создал систему, абсолютно идеальную для себя – сверхдоходы есть, а участвовать в конкурентной борьбе за власть в компании не нужно.

***

Генри провел анализ рабочих встреч с Калустием. Фасилитация прошла успешно. Клиент нашел решение своей проблемы.

Удивительно работает технология решения изобретательских задач. Идея у Калустия появилась в ходе решения, как обычно и бывает. Еще ни разу не было, что идея появилась на последнем шаге, такова программа. Идеи появляются, а потом доводятся, дотягиваются до четкого, понятного, реализуемого плана. Обязательна проверка на вторичные задачи, на скрытые диверсии. Генри нарисовал схему, в которой отразил полученный методический навар — метод, с помощью которого можно решать целый класс подобных задач: “Маленький кусочек большого пирога лучше, нежели большой кусок пирога маленького”.

— Всё же необходимо предварительное обучение на учебных задачах, — сам себе сказал Генри, — им трудно без подготовки осилить понятие противоречия.

***

Модель технического (поверхностного) противоречия в обострённой форме:

ТП-1: Если юридических прав у Калустия будет 100% на получение сверхдоходов компании, то он 100%  будет получать сверхдоходы компании, но 100% будет убит.

ТП-2: Если юридических прав у Калустия будет 0% (вообще не будет) на получение сверхдоходов компании, то его убьют в 0% (то есть будет жив), но он получит сверхдоходов 0% (вообще не получит). ТП-2 показывает другой путь – организация нового бизнеса, в другом месте. Или вообще уход из бизнеса.

ИКР (идеальное конечное решение):

Необходимо при минимальных изменениях в системе получить право на сверхдоходы компании и сохранить жизнь Калустию.

Углубленное (физическое) противоречие: 

Документ должен обладать свойством акций, чтобы давать право на получение сверхдоходов, и документ не должен обладать свойством акций, чтобы не имело смысла убивать Калустия.

“Акции должны быть, и акций не должно быть”. Противоречие разрешается изменением состояния системы (документа). Акции обмениваются на договор.

***

Тут зазвенел колокольчик у входной двери. На пороге стоял человек, который недавно звонил Генри …

 

Автор Алексей Щинников, 2017, июнь, 22

Похожие статьи:

Метки: , , , , ,

Добавить комментарий